Что делать, если ваш любимый человек умер ?

Эти буквы для тех, кто лез на стены от боли и отчаяния. И больше никогда не захочет возвращаться туда, откуда пришел. Также, эта статья для тех, кто обесценил жизнь и больше не считает ее подарком. Очнитесь, у вас осталось максимум 40 новых годов. Я хочу помочь тебе.

Я рождался сто раз и сто раз умирал.
Я заглядывал в карты — у дьявола нет козырей.
Они входят в наш дом, но что они сделают нам?
Мы с тобою бессмертны — не так ли, матерь богов?
Nautilus Pompilius — Матерь богов

Когда я начала писать этот текст, то представила десятки негодующих комментариев, оскорбленные чувства тех, кто пережил личную трагедию. Я не говорю сейчас о физической смерти родных, здесь – делать нечего, только скорбеть. Я говорю о внезапной кончине человека, с которым вы любили друг друга, жили под одной крышей, встречали рассветы и планировали будущее.

После прочтения этой статьи вы можете забросать меня камнями, но я действительно сейчас напишу реальный выход из ситуации, когда вы стоите на окне босыми ногами с единственной мыслью : «Уйти за ним поскорее». Боль от потери любимого человека такая, что пережить ее нормальному человеку со здоровой психикой – невозможно. Это состояние абсолютного тумана, страшного сна, который , увы, не прекращается ни на секунду. Больно, больно, больно – это единственная пульсирующая в голове мысль.

«Я ломал стекло, как шоколад, в руке,

Я резал эти пальцы за то, что они

Не могут прикоснуться к тебе.

Я смотрел в эти лица и не мог им простить

Того, что у них нет тебя и они могут жить…»

НАУ – Я так хочу быть с тобой

Кстати, я пробовала ломать стекло, как шоколад в руке. Не получается. И у тебя не получится — шоколад  тает.

Сначала ты думаешь, что это глупая шутка. Потом, в момент, когда все становится очевидным – ты взрываешься. Не он умер, ты умер, но только жив. Слезы душат так сильно, так сильно, слезы, слезы, слезы. Их много, очень много. Их никто тебе не вытрет, это бесполезно.  С тобой что-то случилось.  Надо куда-то ехать, что-то делать, кому-то что-то говорить.  Причем, в эти моменты, кажется, что если ты сделаешь какую-то странную вещь, а-ля пообещаешь больше никогда не курить, к примеру, или ляжешь посреди дороги, в том месте, где человека не стало, и будешь лежать всю ночь– он вернется. Нет, курить ты не бросишь, и, полежав на земле – простудишься. Приедет карета неотложки, абсолютно спокойный и слегка циничный врач сделает тебе укол «демидрола»,  «дротаверина» и «магнезии».  Рядом близкие люди, они все еще боятся, что ты выпрыгнешь в окно, или засадишь бритвой по венам. Они ходят за тобой хвостиком, ты улыбаешься и говоришь : «Эй, ты чего? Я только в душ». Двери просят не закрывать.  А ты реально можешь себе навредить, ты же ничего не соображаешь. После полученных медикаментов — засыпаешь. Пробуждение – самая большая пытка. Твой мозг все еще думает, что человек жив, и ты тянешься к нему рукой, но …некуда. Ты не можешь позвонить на «тот свет», ты не можешь написать, ты не можешь даже поругаться с человеком, которого больше нет. Утром накрывает больше всего. Идешь в аптеку за «гидазепамом» и «гуглишь» магов. Тебе хочется с ним поговорить, сказать то, что не успел. Но, смею разочаровать, если «гидазепам» тебе действительно поможет, то магия , увы, нет. На том «свете» – пусто, feedback’а нет. Все, это финиш, который же и старт, кстати. Но ты этого пока не понимаешь. Ты не понимаешь, что окутавшая тебя тьма, это отличная возможность научиться видеть в темноте.  Все, что я сейчас говорю,  в первые 49 дней – не поможет. Просто проживи их «на автомате», большего от тебя никто и не требует. Более того, если эмоциональная связь с человеком была очень прочной, то этот шрам теперь на всю жизнь. Завтра не будет наступать, каждый день ты будешь просыпаться в сегодня. Однажды вечером, спустя какое-то время, ты будешь ездить в машине по вашим местам, и слушать вашу музыку.

И только через несколько лет,  появится человек, которого ты сможешь привести на ТО САМОЕ МЕСТО, включить ТУ САМУЮ МУЗЫКУ и сказать : «Мне было очень больно, пожалуйста, только ты живи, видишь я живу тобою». Z

Но, может, все-таки  у меня получится сейчас дать совет «что делать, если все».

Краткая инструкция :

1. Не оставаться одному, ни на секунду.

2. Действительно принимать транквилизаторы дневного действия, но перед сном.

Посоветуйтесь с врачом, что вам больше подходит.

И третий, самый важный пункт. Вот просто сейчас готова вынести всю критику, но это РЕАЛЬНО РАБОТАЕТ : в момент, когда нет сил  терпеть – делайте что хотите, что угодно, чтобы выжить. Никто не осудит, совести нет. Не надо никаких сочувствий, срочно убирайте все вещи, фото, любые напоминания, грохайте социальные сети и прочно делайте вид, что ничего подобного никогда в вашей жизни не было. «Кешируйте» память, начинайте свою жизнь сначала. Никто не осудит, если вы закроете квартиру, уволитесь с работы и даже уедете из страны. Никто не осудит, если вы не захотите принимать соболезнования, а  закатите крутую вечеринку. Вам надо выжить, а для этого – карабкайтесь по небоскребу, впиваясь ногтями в отполированное стекло.

По статистике, каждый день кто-то должен погибнуть в автомобильной аварии. Радуйтесь, что сегодня нам повезло больше, чем этим ребятам. Мы еще можем все изменить. И пристегивайтесь, это реально работает.

Не теряйте время, живите быстро, сколько там у нас тех новых годов осталось? 30? 40? Не так уж много, по сравнению с нерадужной перспективой вечности. Куда все мы, конечно, попадем. Но не сейчас, сейчас у нас –осязание благодарности за самый ценный подарок свыше.

Я раньше часто перечитывала интервью Константина Хабенского :

«Безысходность – это, когда на 40-ой день ТЫ стоишь у могилы, и понимаешь, что это не страшный сон, не чья-то глупая шутка, что теперь ты и будешь жить так дальше, только без этого дорогого человека.

Ты ничего не можешь изменить, выбор сделан свыше. Вот что такое БЕЗЫСХОДНОСТЬ.

А не ваши: работы нет, парень бросил, девушка оказалась тварью, надеть нечего, погода плохая и денег не хватает. Пока ты жив, у тебя миллион вариантов и выходов!»

Вот вам совет от тети Ани : «Чтобы ни произошло, попробуй снова, попробуй еще раз пожить!»

В Индии вообще есть храм Пашупатинатх – невыносимая легкость бытия. Там смерть – как праздник. Вокруг сжигают мёртвых людей, но «жизнь продолжается» и этот мальчик с помощью магнита собирает со дна реки монетки, которые кидают туристы видимо в надежде вернуться в это «прекрасное место». Дети здесь забирают из реки всё, вещи умерших и даже их одежду. Многие родственники усопших бросают их вещи в почти омелевший ручей, а дети собирают и заново используют, все очень прагматично, «колесо сансары».

Мир не остановился. В мире рассвет и закат —  восьмое чудо света.

И это… еще… больно все равно будет, особенно когда приснится счастливое прошлое. Но, покойники, снятся к перемене погоды, как правило. Так что ты теперь, как «гисметео», разгадавшее знак бесконечность.

Держись, будет совсем плохо – найди меня на фейсбуке.

С вами была, есть и будет писательница Демидова. Мы справимся.

P.S. Я, кстати, сейчас пишу книгу о жизни девушки-патологоанатома.  Конечно, сталкиваюсь с финальной инстанцией — моргом. И вот, что я имею вам сказать:

«HIC LOCUS EST UBI MORS GAUDET SUCCURRERE VITAE» — написано красной краской на белоснежном кафеле нашей «приемной». В точном переводе с латыни: «Вот место, где смерть охотно помогает жизни».

 «Всему свое время», Анна Демидова, 2017

Живи! Быстрее! Цени! Умнее! Люби! Смелее! И делай только то, что хочешь. 

Мои книги

Фото 

 

 

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш email не будет отображен.

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.