Что делать, если ваш любимый человек умер ?

Эти буквы для тех, кто лез на стены от боли и отчаяния. И больше никогда не захочет возвращаться туда, откуда пришел. Также, эта статья для тех, кто обесценил жизнь и больше не считает ее подарком. Очнитесь, у вас осталось максимум 40 новых годов. Я хочу помочь тебе.

Я рождался сто раз и сто раз умирал.
Я заглядывал в карты — у дьявола нет козырей.
Они входят в наш дом, но что они сделают нам?
Мы с тобою бессмертны — не так ли, матерь богов?
Nautilus Pompilius — Матерь богов

Когда я начала писать этот текст, то представила десятки негодующих комментариев, оскорбленные чувства тех, кто пережил личную трагедию. Я не говорю сейчас о физической смерти родных, здесь – делать нечего, только скорбеть. Я говорю о внезапной кончине человека, с которым вы любили друг друга, жили под одной крышей, встречали рассветы и планировали будущее.

После прочтения этой статьи вы можете забросать меня камнями, но я действительно сейчас напишу реальный выход из ситуации, когда вы стоите на окне босыми ногами с единственной мыслью : «Уйти за ним поскорее». Боль от потери любимого человека такая, что пережить ее нормальному человеку со здоровой психикой – невозможно. Это состояние абсолютного тумана, страшного сна, который , увы, не прекращается ни на секунду. Больно, больно, больно – это единственная пульсирующая в голове мысль.

«Я ломал стекло, как шоколад, в руке,

Я резал эти пальцы за то, что они

Не могут прикоснуться к тебе.

Я смотрел в эти лица и не мог им простить

Того, что у них нет тебя и они могут жить…»

НАУ – Я так хочу быть с тобой

Кстати, я пробовала ломать стекло, как шоколад в руке. Не получается. И у тебя не получится — шоколад  тает.

Сначала ты думаешь, что это глупая шутка. Потом, в момент, когда все становится очевидным – ты взрываешься. Не он умер, ты умер, но только жив. Слезы душат так сильно, так сильно, слезы, слезы, слезы. Их много, очень много. Их никто тебе не вытрет, это бесполезно.  С тобой что-то случилось.  Надо куда-то ехать, что-то делать, кому-то что-то говорить.  Причем, в эти моменты, кажется, что если ты сделаешь какую-то странную вещь, а-ля пообещаешь больше никогда не курить, к примеру, или ляжешь посреди дороги, в том месте, где человека не стало, и будешь лежать всю ночь– он вернется. Нет, курить ты не бросишь, и, полежав на земле – простудишься. Приедет карета неотложки, абсолютно спокойный и слегка циничный врач сделает тебе укол «демидрола»,  «дротаверина» и «магнезии».  Рядом близкие люди, они все еще боятся, что ты выпрыгнешь в окно, или засадишь бритвой по венам. Они ходят за тобой хвостиком, ты улыбаешься и говоришь : «Эй, ты чего? Я только в душ». Двери просят не закрывать.  А ты реально можешь себе навредить, ты же ничего не соображаешь. После полученных медикаментов — засыпаешь. Пробуждение – самая большая пытка. Твой мозг все еще думает, что человек жив, и ты тянешься к нему рукой, но …некуда. Ты не можешь позвонить на «тот свет», ты не можешь написать, ты не можешь даже поругаться с человеком, которого больше нет. Утром накрывает больше всего. Идешь в аптеку за «гидазепамом» и «гуглишь» магов. Тебе хочется с ним поговорить, сказать то, что не успел. Но, смею разочаровать, если «гидазепам» тебе действительно поможет, то магия , увы, нет. На том «свете» – пусто, feedback’а нет. Все, это финиш, который же и старт, кстати. Но ты этого пока не понимаешь. Ты не понимаешь, что окутавшая тебя тьма, это отличная возможность научиться видеть в темноте.  Все, что я сейчас говорю,  в первые 49 дней – не поможет. Просто проживи их «на автомате», большего от тебя никто и не требует. Более того, если эмоциональная связь с человеком была очень прочной, то этот шрам теперь на всю жизнь. Завтра не будет наступать, каждый день ты будешь просыпаться в сегодня. Однажды вечером, спустя какое-то время, ты будешь ездить в машине по вашим местам, и слушать вашу музыку.

И только через несколько лет,  появится человек, которого ты сможешь привести на ТО САМОЕ МЕСТО, включить ТУ САМУЮ МУЗЫКУ и сказать : «Мне было очень больно, пожалуйста, только ты живи, видишь я живу тобою». Z

Но, может, все-таки  у меня получится сейчас дать совет «что делать, если все».

Краткая инструкция :

1. Не оставаться одному, ни на секунду.

2. Действительно принимать транквилизаторы дневного действия, но перед сном.

Посоветуйтесь с врачом, что вам больше подходит.

И третий, самый важный пункт. Вот просто сейчас готова вынести всю критику, но это РЕАЛЬНО РАБОТАЕТ : в момент, когда нет сил  терпеть – делайте что хотите, что угодно, чтобы выжить. Никто не осудит, совести нет. Не надо никаких сочувствий, срочно убирайте все вещи, фото, любые напоминания, грохайте социальные сети и прочно делайте вид, что ничего подобного никогда в вашей жизни не было. «Кешируйте» память, начинайте свою жизнь сначала. Никто не осудит, если вы закроете квартиру, уволитесь с работы и даже уедете из страны. Никто не осудит, если вы не захотите принимать соболезнования, а  закатите крутую вечеринку. Вам надо выжить, а для этого – карабкайтесь по небоскребу, впиваясь ногтями в отполированное стекло.

По статистике, каждый день кто-то должен погибнуть в автомобильной аварии. Радуйтесь, что сегодня нам повезло больше, чем этим ребятам. Мы еще можем все изменить. И пристегивайтесь, это реально работает.

Не теряйте время, живите быстро, сколько там у нас тех новых годов осталось? 30? 40? Не так уж много, по сравнению с нерадужной перспективой вечности. Куда все мы, конечно, попадем. Но не сейчас, сейчас у нас –осязание благодарности за самый ценный подарок свыше.

Я раньше часто перечитывала интервью Константина Хабенского :

«Безысходность – это, когда на 40-ой день ТЫ стоишь у могилы, и понимаешь, что это не страшный сон, не чья-то глупая шутка, что теперь ты и будешь жить так дальше, только без этого дорогого человека.

Ты ничего не можешь изменить, выбор сделан свыше. Вот что такое БЕЗЫСХОДНОСТЬ.

А не ваши: работы нет, парень бросил, девушка оказалась тварью, надеть нечего, погода плохая и денег не хватает. Пока ты жив, у тебя миллион вариантов и выходов!»

Вот вам совет от тети Ани : «Чтобы ни произошло, попробуй снова, попробуй еще раз пожить!»

В Индии вообще есть храм Пашупатинатх – невыносимая легкость бытия. Там смерть – как праздник. Вокруг сжигают мёртвых людей, но «жизнь продолжается» и этот мальчик с помощью магнита собирает со дна реки монетки, которые кидают туристы видимо в надежде вернуться в это «прекрасное место». Дети здесь забирают из реки всё, вещи умерших и даже их одежду. Многие родственники усопших бросают их вещи в почти омелевший ручей, а дети собирают и заново используют, все очень прагматично, «колесо сансары».

Мир не остановился. В мире рассвет и закат —  восьмое чудо света.

И это… еще… больно все равно будет, особенно когда приснится счастливое прошлое. Но, покойники, снятся к перемене погоды, как правило. Так что ты теперь, как «гисметео», разгадавшее знак бесконечность.

Держись, будет совсем плохо – найди меня на фейсбуке.

С вами была, есть и будет писательница Демидова. Мы справимся.

P.S. Я, кстати, сейчас пишу книгу о жизни девушки-патологоанатома.  Конечно, сталкиваюсь с финальной инстанцией — моргом. И вот, что я имею вам сказать:

«HIC LOCUS EST UBI MORS GAUDET SUCCURRERE VITAE» — написано красной краской на белоснежном кафеле нашей «приемной». В точном переводе с латыни: «Вот место, где смерть охотно помогает жизни».

 «Всему свое время», Анна Демидова, 2017

Живи! Быстрее! Цени! Умнее! Люби! Смелее! И делай только то, что хочешь. 

Мои книги

Фото 

 

 

 

 

 

Добавить комментарий

Your email address will not be published.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

Предыдущая публикация

В Киеве откроется выставка от Makmar Dress Studio в честь 5-летия бренда LaFress

Следующая публикация

21 сентября состоится финал конкурса молодых дизайнеров New Fashion Zone

Спец.проект